Случайное фото

Ко дню памяти атамана Ермака Тимофеевича - русского народного героя

JavaScript is disabled!
To display this content, you need a JavaScript capable browser.

 

Ханство или Царство Сибирское, завоеванием которого и прославился в русской истории Ермак Тимофеевич, было осколком обширной империи Чингисхана. Оно выделилось из среднеазиатских татарских владений, по-видимому не ранее XV века – в ту же эпоху, когда слагались особые царства Казанское и Астраханское, Хивинское и Бухарское. Сибирская орда, по-видимому, находилась в ближайшем родстве с Ногайской. Она называлась прежде Тюменской и Шибанской. Последнее название указывает, что здесь господствовала та ветвь Чингизидов, которая происходила от Шейбани, одного из сыновей Джучи и брата Батыя, и которая властвовала в Средней Азии. Одна отрасль Шейбанидов основала особое царство в степях Ишимских и Иртышских и распространила его пределы до Уральского хребта и Оби. За век до Ермака, при Иване III, шейбанский хан Ивак, подобно крымскому Менгли-Гирею, враждовал с золотоордынским ханом Ахматом и даже был его убийцей. Но и сам Ивак был убит соперником в собственной земле. Дело в том, что от Шибанской орды, ещё прежде отделилась часть татар под предводительством знатного бека Тайбуги. Правда, преемники Тайбуги назывались не ханами, а только беками; право на высший титул принадлежало только потомству Чингисову, т. е. Шейбанидам. Преемники Тайбуги удалились со своей ордой далее на север, на Иртыш, где средоточием её сделался городок Сибирь, пониже впадения Тобола в Иртыш, и где она подчинила себе соседних остяков, вогулов и башкир. Ивак был убит одним из преемников Тайбуги. Между сими двумя родами шла жестокая вражда, и каждый из них искал себе союзников в Бухарском царстве, Киргизской и Ногайской ордах и в Московском государстве.



Присяга Сибирского ханства Москве в 1550-1560-х

Этими внутренними междоусобиями и объясняется готовность, с которой князь Сибирских татар Едигер, потомок Тайбуги, признал себя данником Ивана Грозного. Ещё за четверть столетия до похода Ермака Тимофеевича, в 1555 году, послы Едигера явились в Москву и били челом, чтобы он принял Сибирскую землю под свою защиту и брал бы с неё дань. Едигер искал у Москвы поддержки в борьбе с Шейбанидами. Иван Васильевич принял сибирского князя под свою руку, наложил на него дань по тысяче соболей в год и отправил к нему Димитрия Непейцина привести к присяге жителей Сибирской земли и переписать чёрных людей; число их простиралось до 30 700. Но в последующие годы дань не была доставлена сполна; Едигер оправдывался тем, что его воевал шибанский царевич, который много людей увёл в плен. Этот шибанский царевич и был будущим противник казаков Ермака Кучум, внук хана Ивака. Получив помощь от киргиз-кайсаков или ногаев, Кучум одолел Едигера, убил его и завладел Сибирским царством (около 1563). Вначале он также признал себя данником московского государя. Московское правительство признало за ним титул хана, как за прямым потомком Шейбанидов. Но, когда Кучум прочно утвердился в Сибирской земле и распространил магометанскую религию между своими татарами, он не только перестал платить дань, но и начал нападать на нашу северо-восточную украйну, принуждая соседних с ней остяков, вместо Москвы, платить дань ему самому. По всей вероятности, эти перемены к худшему на востоке произошли не без влияния неудач в Ливонской войне. Сибирское ханство вышло из-под верховной московской власти – это потом и сделало необходимым поход Ермака Тимофеевича в Сибирь.

Строгановы

Происхождение атамана Ермака Тимофеевича неизвестно. По одному преданию, он был родом с берегов Камы, по другому — уроженцем Качалинской станицы на Дону. Его имя, по мнению одних, есть изменение имени Ермолай, другие историки и летописцы производят его от Германа и Еремея. Одна летопись, считая имя Ермака прозвищем, дает ему христианское имя Василия. Ермак был сначала атаманом одной из многочисленных казацких шаек, разбойничавших на Волге и грабивших не только русских купцов и персидских послов, но и царские суда. К завоеванию Сибири ватага Ермака обратилась вслед за поступлением на службу к знаменитой фамилии Строгановых.

Предки нанимателей Ермака Строгановых, вероятно, принадлежали к новгородским фамилиям, которые колонизовали Двинскую землю, а в эпоху борьбы Новгорода с Москвой перешли на сторону последней. Они имели большие владения в Сольвычегском и Устюжском крае и нажили великие богатства, занимаясь соляным промыслом, а также ведя торговлю с инородцами пермяками и югрою, у которых выменивали дорогие меха. Главное гнездо этой фамилии находилось в Сольвычегодске. О богатствах Строгановых свидетельствует известие, что они помогли великому князю Василию Тёмному выкупиться из татарского плена; за что получили разные пожалования и льготные грамоты. При Иване III известен Лука Строганов; а при Василии III внуки этого Луки. Продолжая заниматься соляным промыслом и торговлей, Строгановы являются самыми крупными деятелями на поприще заселения северо-восточных земель. В царствование Ивана IV они распространяют свою колонизационную деятельность далеко на юго?восток, на Прикамский край. В то время главой семьи является Аникий, внук Луки; но он, вероятно, был уже стар, и деятелями выступают его три сына: Яков, Григорий и Семён. Они выступают уже не простыми мирными колонизаторами закамских стран, но имеют свои военные отряды, строят крепости, вооружают их собственными пушками, отражают набеги враждебных инородцев. В качестве одного из таких отрядов и была чуть позже нанята ватага Ермака Тимофеевича. Строгановы представляли род феодальных владельцев на нашей восточной окраине. Московское правительство охотно предоставляло предприимчивым людям все льготы и права на оборону северо-восточных пределов.

Подготовка похода Ермака

Колонизационная деятельность Строгановых, чьим высшим выражением и стал вскоре поход Ермака, постоянно расширялась. В 1558 году Григорий Строганов бьёт челом Ивану Васильевичу о следующем: в Великой Перми по обеим сторонам Камы-реки от Лысвы до Чусовой лежат места пустые, леса чёрные, не обитаемые и никому не отписанные. Челобитчик просит пожаловать Строгановым это пространство, обещая поставить там город, снабдить его пушками, пищалями, чтобы оберегать государеву отчину от ногайских людей и от иных орд; просит дозволения в этих диких местах лес рубить, пашню пахать, дворы ставить, людей неписьменных и нетяглых призывать. Грамотой от 4 апреля того же года царь пожаловал Строгановым земли по обеим сторонам Камы на 146 верст от устья Лысвы до Чусовой, с просимыми льготами и правами, позволил заводить слободы; освободил их на 20 лет от платежа податей и от земских повинностей, а также от суда пермских наместников; так что право суда над слобожанами принадлежало тому же Григорию Строганову. На этой грамоте подписались окольничие Фёдор Умного и Алексей Адашев. Таким образом, энергичные усилия Строгановых стояли не без связи с деятельностью Избранной рады и Адашева, лучшего советника первой половины царствования Грозного.

Поход Ермака Тимофеевича был хорошо подготовлен этим энергичным русским освоением Приуралья. Григорий Строганов построил городок Канкор на правой стороне Камы. Спустя шесть лет, он испросил позволения построить другой городок, на 20 верст ниже первого на Каме же, наименованный Кергеданом (впоследствии он назывался Орлом). Эти городки были обнесены крепкими стенами, вооружены огнестрельным нарядом и имели гарнизон, составленный из разных вольных людей: тут были русские, литовцы, немцы и татары. Когда учредилась опричнина, Строгановы просили царя, чтобы их города были причислены в опричнину, и эта их просьба была исполнена.

В 1568 году старший брат Григория Яков Строганов бьёт челом царю об отдаче ему на таких же основаниях всего течения реки Чусовой и двадцативерстное расстояние по Каме ниже устья Чусовой. Царь согласился на его просьбу; только льготный срок был теперь назначен десятилетний (следовательно, он кончался в одно время с предыдущим пожалованием). Яков Строганов поставил острожки по Чусовой и завел слободы, которые оживили этот безлюдный край. Ему пришлось и оборонять край от набегов соседних инородцев – причина, по которой Строгановы и призвали затем к себе казаков Ермака. В 1572 году в земле Черемисской вспыхнул бунт; толпа черемис, остяков и башкир, вторглась в Прикамье, разграбила суда и побила несколько десятков торговых людей. Но ратные люди Строгановых усмирили бунтовщиков. Черемис поднимал против Москвы сибирский хан Кучум; он же запрещал остякам, вогулам и югре платить ей дань. В следующем 1573 году племянник Кучума Магметкул приходил с войском на Чусовую и побил много остяков, московских даньщиков. Однако он не посмел напасть на Строгановские городки и ушёл обратно за Каменный пояс (Урал). Извещая о том царя, Строгановы просили разрешения распространить свои поселения за Поясом, построить городки по реке Тоболу и его притокам и заводить там слободы с теми же льготами, обещая взамен не только оборонять московских даньщиков остяков и вогулов от Кучума, но воевать и подчинять самих Сибирских татар. Грамотой от 30 мая 1574 года Иван Васильевич исполнил и эту просьбу Строгановых, на сей раз с двадцатилетним льготным сроком.

Прибытие казаков Ермака к Строгановым (1579)

Но около десяти лет намерение Строгановых распространить русскую колонизацию за Урал не осуществлялось, пока на сцену действия не выступили казацкие дружины Ермака.

По словам одной Сибирской летописи, в апреле 1579 Строгановы послали грамоту к казацким атаманам, разбойничавшим на Волге и Каме, и приглашали их к себе в Чусовые городки на помощь против сибирских татар. Место братьев Якова и Григория Аникиевых тогда уже заступили их сыновья: Максим Яковлевич и Никита Григорьевич. Они и обратились с помянутой грамотой к волжским казакам. На их призыв откликнулись пять атаманов: Ермак Тимофеевич, Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан и Матвей Мещеряк, которые прибыли к ним со своими сотнями летом того же года. Главным вождем этой казацкой дружины явился Ермак, чьё имя затем стало рядом с именами его старших современников, завоевателями Америки Кортесом и Писарро.

Мы не имеем точных сведений о происхождении и предыдущей жизни этого замечательного лица. Есть только тёмное предание о том, что дед Ермака был посадский человек из Суздаля, занимавшийся извозом; что сам Ермак, в крещении Василий (или Герма), родился где-то в Прикамье, отличался телесной силой, отвагой и даром слова; в молодости работал в стругах, ходивших по Каме и Волге, а потом сделался атаманом разбойников. Нет никаких прямых указаний на то, чтобы Ермак принадлежал собственно к Донскому казачеству; скорее, это был уроженец северо-восточной Руси, предприимчивостью, опытностью и удалью воскресивший тип древнего новгородского повольника.

Казацкие атаманы пробыли два года в Чусовых городках, помогая Строгановым обороняться от инородцев. Когда мурза Бекбелий с толпой вогуличей напал на Строгановские деревни, казаки Ермака разбили его и взяли в плен. Казаки сами нападали на вогуличей, вотяков и пелымцев и так приготовили себя к большому походу на Кучума.

Трудно сказать, кому именно принадлежал главный почин в этом предприятии. Одни летописи говорят, что Строгановы послали казаков покорять Сибирское царство. Другие – что казаки, с Ермаком во главе, самостоятельно предприняли этот поход; причём угрозами заставили Строгановых снабдить их нужными запасами. Возможно, почин был обоюдный, но со стороны казаков Ермака более добровольный, а со стороны Строгановых более вынужденный обстоятельствами. Казацкая дружина вряд ли могла долго нести скучную сторожевую службу в Чусовых городках и довольствоваться скудной добычей в соседних инородческих краях. По всей вероятности, она скоро сделалась бременем для самого строгановского края. Преувеличенные известия о речном раздолье за Каменным Поясом, о богатствах Кучума и его татар и, наконец, жажда подвигов, которыми можно было бы смыть с себя прошлые грехи – всё это возбудило желание идти в малоизведанную страну. Ермак Тимофеевич, вероятно, был главным двигателем всего предприятия. Строгановы же избавлялись от беспокойной толпы казаков и исполняли давнюю мысль свою собственную и московского правительства: о перенесении борьбы с Сибирскими татарами за Уральский хребет и наказании отпавшего от Москвы хана.

Начало похода Ермака (1581)

Строгановы снабдили казаков провиантом, а также ружьями и порохом, дали им ещё 300 человек из собственных ратных людей, в числе которых кроме русских были наёмные литовцы, немцы и татары. Казаков было 540. Следовательно, всего отряда было более 800 человек. Ермак и казаки сознавали, что успех похода был бы невозможен без строгой дисциплины; потому за нарушение её атаманы установили наказания: ослушников и беглецов положено было топить в реке. Предстоявшие опасности сделали казаков их богомольными; говорят, что Ермака сопровождали три священника и один монах, которые ежедневно совершали божественную службу. Приготовления потребовали немало времени, так что поход Ермака начался довольно поздно, уже в сентябре 1581 года. Воины отплыли вверх по Чусовой, после нескольких дней плавания вошли в её приток, Серебрянку, и достигли волока, который отделяет систему реки Камы от Обской системы. Пришлось употребить немало трудов, чтобы перебраться через этот волок и спуститься в речку Жеравлю; немало лодок так и застряло на волоке. Наступило уже холодное время, реки стали покрываться льдом, и около волока казаки Ермака должны были зазимовать. Они поставили острожек, откуда одна их часть предпринимала поиски в соседние вогульские края за припасами и добычей, а другая изготовляла всё нужное для весеннего похода. Когда наступило половодье, дружина Ермака рекой Жеравлею спустилась в речки Баранчу, а потом в Тагил и в Туру, приток Тобола, вступив в пределы Сибирского ханства. На Туре стоял остяцко-татарский юрт Чингиди (Тюмень), которым владел родственник или данник Кучума, Епанча. Тут произошла первая битва, которая окончилась совершенным поражением и бегством епанчинских татар. Турой казаки Ермака вошли в Тобол и на устье Тавды имели удачное дело с татарами. Беглецы татарские принесли Кучуму вести о пришествии русских воинов; причём оправдывали своё поражение действием незнакомых им ружей, которые считали особыми луками: "когда русские стреляют из луков своих, тогда от них пашет огонь; стрел не видно, а раны наносят смертельные, и никакими ратными сбруями невозможно от них ущититься". Вести эти опечалили Кучума, тем более, что разные знамения, уже предрекали ему приход русских и падение его царства.

Хан, однако, не терял времени, собрал отовсюду татар, подвластных остяков и вогулов и послал их под начальством своего близкого родственника, храброго царевича Магметкула, навстречу казакам. А сам устроил укрепления и засеки около устья Тобола, под Чувашевой горой, чтобы преградить Ермаку доступ к своей столице, городку Сибири, расположенному на Иртыше, несколько ниже впадения в него Тобола. Последовал ряд кровопролитных битв. Магметкул сначала встретил казаков Ермака Тимофеевича около урочища Бабасаны, но ни конница татарская, ни стрелы не устояли против казаков и их пищалей. Магметкул бежал к засеке под Чувашевой горой. Казаки поплыли далее по Тоболу и дорогой овладели улусом карачи (главного советника) Кучума, где нашли склады всякого добра. Достигнув устья Тобола, Ермак сначала уклонился от помянутой засеки, повернул вверх по Иртышу, взял на его берегу городок мурзы Атика и расположился тут на отдых, обдумывая дальнейший план.

Взятие Ермаком города Сибири

Большое скопище неприятелей, укрепившихся под Чувашевым, заставило Ермака призадуматься. Собрался казачий круг для решения: идти ли вперед или воротиться. Некоторые советовали отступить. Но более мужественные напоминали Ермаку Тимофеевичу данный перед походом обет стоять скорее пасть до единого человека, чем со срамом бежать назад. Уже наступала глубокая осень (1582), скоро реки должны были покрыться льдом, и обратное плавание делалось крайне опасным. 23 октября поутру казаки Ермака вышли из городка. При кликах: "Господи, помози рабам своим!" они ударили на засеку, и начался упорный бой.

Неприятели встретили нападающих тучей стрел и многих переранили. Несмотря на отчаянные приступы, отряд Ермака не мог одолеть укрепления и начал изнемогать. Татары, считая себя уже победителями, сами в трех местах разломали засеку и сделали вылазку. Но тут в отчаянной рукопашной татары были побеждены и бросились назад; русские ворвались в засеку. Остяцкие князьки первые покинули поле боя и с своими толпами ушли домой. Раненый Магметкул спасся в лодке. Кучум наблюдал за битвой с вершины горы и приказывал мусульманским муллам читать молитвы. Увидев бегство всего войска, он и сам поспешил в свою столицу Сибирь; но не остался в ней, ибо уже некому было оборонять её; а бежал на юг в Ишимские степи. Узнав о бегстве Кучума, 26 октября 1582 года Ермак с казаками вошёл в пустой город Сибирь; здесь они нашли ценную добычу, много золота, серебра, и особенно мехов. Спустя несколько дней жители начали возвращаться: первым пришёл остяцкий князёк со своими людьми и принес Ермаку Тимофеевичу и его дружине дары и съестные припасы; затем мало-помалу возвращались и татары.

Итак, после неимоверных трудов отряд Ермака Тимофеевича водрузил русские знамена в столице Сибирского царства. Хотя огнестрельное оружие давало ему сильное преимущество, однако нельзя забывать, что на стороне врагов было огромное численное превосходство: по словам летописей, Ермак имел против себя в 20 и даже в 30 раз больше неприятелей. Только необычайная крепость духа и тела помогли казакам одолеть столько врагов. Дальние походы по незнакомым рекам показывают, до какой степени казаки Ермака Тимофеевича были закалены в лишениях, привычны к борьбе с северной природой.

Ермак и Кучум

Завоеванием Кучумовой столицы, однако, война далеко не кончилась. Сам Кучум не считал потерянным своё царство, которое наполовину состояло из кочевых и бродячих инородцев; обширные соседние степи давали ему надежное убежище; отсюда он делал внезапные нападения на казаков, и борьба с ним затянулась надолго. Особенно опасен был предприимчивый царевич Магметкул. Уже в ноябре или декабре того же 1582 он подстерег небольшой отряд казаков, занимавшихся рыбной ловлей, и почти всех перебил. Это была первая чувствительная потеря. Весной 1583 Ермак узнал от одного татарина, что Магметкул расположился станом на реке Вагае (приток Иртыша между Тоболом и Ишимом), верст за сто от города Сибири. Посланный против него отряд казаков внезапно напал ночью на его стан, многих татар убил, а самого царевича захватил в плен. Потеря храброго царевича на время обезопасила казаков Ермака от Кучума. Но число их уже сильно убавилось; запасы истощились, тогда как предстояло ещё много трудов и битв. Была настоятельная нужда в русской помощи.

Сразу по взятии города Сибири Ермак Тимофеевич и казаки отправили к Строгановым вести о своих успехах; а потом послали к самому царю Ивану Васильевичу атамана Ивана Кольцо с дорогими сибирскими соболями и просьбой прислать им царских ратников на помощь.

Казаки Ермака в Москве у Ивана Грозного

Меж тем, пользуясь, что в Пермском краю после ухода ватаги Ермака оставалось мало ратных людей, какой-то пелымский (вогульский) князь пришёл с толпами остяков, вогулов и вотяков, доходил до Чердыни, главного города этого края, потом обратился на Камское Усолье, Канкор, Кергедан и Чусовские городки, выжигая окрестные села и забирая в плен крестьян. Без Ермака Строгановы едва отстояли от неприятелей свои городки. Чердынский воевода Василий Пелепелицын, может быть, недовольный привилегиями Строгановых и их неподсудностью себе, в донесении царю Ивану Васильевичу свалил вину опустошения Пермского края на Строгановых: они-де без царского указа призвали в свои остроги воровских казаков Ермака Тимофеевича и других атаманов, на вогуличей и Кучума посылали и их задрали. Когда же пришёл пелымский князь, государевым городам своими ратными людьми не помогли; а Ермак, вместо того, чтобы оборонять Пермскую землю, пошёл воевать на восток. Строгановым отправлена была из Москвы немилостивая царская грамота, помеченная 16 ноября 1582 года. Повелевалось Строгановым впредь казаков у себя не держать, а волжских атаманов, Ермака Тимофеевича с товарищами, прислать в Пермь (т. е. Чердынь) и Камское Усолье, где они должны стоять не вместе, а разделясь; у себя же позволялось оставить не более ста человек. Если же этого не будет в точности исполнено и опять над пермскими местами учинится какая беда от вогулов и сибирского салтана, то на Строгановых будет наложена "большая опала". В Москве, очевидно, не знали ничего о сибирском походе и требовали присылки в Чердынь Ермака с казаками, которые уже располагались на берегах Иртыша. Строгановы были "в великой печали". Они понадеялись на данное им прежде разрешение заводить городки за Каменным Поясом и воевать сибирского салтана, а потому и отпустили туда казаков, не сносясь ни с Москвой, ни с пермским воеводой. Но вскоре подоспела весть от Ермака с товарищами об их необыкновенной удаче. С нею Строгановы лично поспешили в Москву. А потом прибыло туда и казацкое посольство во главе с атаманом Кольцо (когда-то осужденным на смерть за разбои). Разумеется, об опалах не могло быть более и речи. Государь принял атамана и казаков ласково, наградил деньгами и сукнами и опять отпустил в Сибирь. Говорят, что Ермаку Тимофеевичу он послал шубу со своего плеча, серебряный кубок и два панциря. На подкрепление им он потом отправил князя Семена Волховского и Ивана Глухова с несколькими сотнями ратных людей. Пленный царевич Магметкул, привезённый в Москву, был пожалован вотчинами и занял место между служилыми татарскими князьями. Строгановы получили новые торговые льготы и ещё два земельных пожалования, Большую и Малую Соль.

Прибытие к Ермаку отрядов Волховского и Глухова (1584)

Кучум, потеряв Магметкула, был отвлечён и возобновившейся борьбой с родом Тайбуги. Казаки Ермака тем временем докончили обложение данью остяцких и вогульских волостей, входивших в Сибирское ханство. Из города Сибири они ходили по Иртышу и Оби, на берегах последней взяли остяцкий город Казым; но тут на приступе потеряли одного из своих атаманов, Никиту Пана. Число отряда Ермака сильно убавилось; от него едва ли осталась и половина. С нетерпением ждал Ермак помощи из России. Только осенью 1584 года приплыли на стругах Волховской и Глухов: но они привезли не более 300 человек – помощь слишком недостаточная для упрочения за Россией такого обширного пространства. На верность только что покорённых местных князьков нельзя было положиться, а непримиримый Кучум ещё действовал во главе своей орды. Ермак с радостью встретил московских ратных людей, но приходилось разделить с ними скудные съестные запасы; зимой от недостатка продовольствия открылась смертность в городе Сибири. Умер и князь Волховской. Только весной, благодаря обильному улову рыбы, дичи, а также хлебу и скоту, доставленным от окрестных инородцев, люди Ермака оправились от голода. Князь Волховской, по-видимому, был назначен сибирским воеводой, которому казацкие атаманы должны были сдать город и подчиниться, и смерть его избавляла русских от неизбежного соперничества и несогласия начальников; ибо едва ли атаманы охотно отказались бы от своей первенствующей роли в новозавоеванной земле. Со смертью Волховского Ермак снова стал во главе соединенного казацко-московского отряда.

Гибель Ермака

Доселе удача сопровождала почти все предприятия Ермака Тимофеевича. Но счастье, наконец, стало изменять. Продолжительная удача ослабляет постоянную предосторожность и порождает беспечность, причину бедственных неожиданностей.

Один из местных князьков-данников, карача, т. е. бывший ханский советник, задумал измену и прислал к Ермаку послов с просьбой оборонить его от ногаев. Послы присягнули, что не мыслят никакого зла против русских. Атаманы поверили их клятве. Иван Кольцо и с ним сорок казаков отправились в городок карачи, были ласково приняты, и потом вероломно все умерщвлены. Для отмщения за них Ермак послал отряд с атаманом Яковом Михайловым; но и этот отряд был истреблен. После того окрестные инородцы склонились на увещания карачи и подняли восстание против русских. С большой толпой карача осадил самый город Сибирь. Весьма возможно, что он находился в тайных сношениях с Кучумом. Дружина Ермака, ослабленная потерями, принуждена была выдерживать осаду. Последняя затянулась, и русские уже испытывали сильный недостаток в съестных припасах: карача надеялся выморить их голодом.

Но отчаяние придает решимости. В одну июньскую ночь казаки разделились на две части: одна осталась с Ермаком в городе, а другая с атаманом Матвеем Мещеряком незаметно вышла в поле и прокралась к стану карачи, стоявшему за несколько вёрст от города отдельно от прочих татарских. Много неприятелей было избито, сам карача едва спасся бегством. На рассвете, когда в главном стане осаждавших узнали о вылазке казаков Ермака, толпы неприятелей поспешили на помощь караче и окружили малочисленную дружину казаков. Но Ермак огородился карачинским обозом и встретил врагов ружейным огнём. Дикари не выдержали и рассеялись. Город освободился от осады, окрестные племена снова признали себя нашими данниками. После того Ермак предпринял удачный поход вверх по Иртышу, может быть, для поиска за Кучумом. Но неутомимый Кучум был неуловим в своих Ишимских степях и строил новые козни.

Едва Ермак Тимофеевич воротился в город Сибирь, как пришло известие, будто караван бухарских купцов шёл в город с товарами, но где-то остановился, ибо Кучум не даёт ему дороги! Возобновление торговли со средней Азией было весьма желанно для казаков Ермака, которые на собранные с инородцев меха могли бы выменивать шерстяные и шёлковые ткани, ковры, оружие, пряности. Ермак в первых числах августа 1585 года лично с небольшим отрядом поплыл навстречу купцам вверх по Иртышу. Казацкие струги достигли устья Вагая, однако, никого не встретив, поплыли назад. В один тёмный, бурный вечер Ермак пристал к берегу и тут нашёл свою погибель. Подробности её полулегендарны, но не лишены некоторого правдоподобия.

Казаки Ермака пристали к острову на Иртыше, а потому, считая себя в безопасности, погрузились в сон, не поставив стражи. Между тем Кучум был рядом. (Весть о небывалом бухарском караване едва ли не была пущена им, чтобы заманить Ермака в засаду.) Его лазутчики донесли хану о ночлеге казаков. У Кучума был один татарин, осуждённый на смерть. Хан послал его искать конского броду на остров, обещая помилование в случае удачи. Татарин перебрел реку и воротился с вестью о полной беспечности людей Ермака. Кучум сначала не поверил и велел принести доказательство. Татарин отправился в другой раз и принес три казацких пищали и три лядунки с порохом. Тогда Кучум послал на остров толпу татар. При шуме дождя и вое ветра татары прокрались к стану и принялись избивать сонных казаков. Проснувшийся Ермак бросился в реку к стругу, но попал в глубокое место; имея на себе железную броню, он не смог выплыть и утонул. При сем внезапном нападении весь казацкий отряд был истреблён вместе с своим вождём. Так погиб этот русский Кортес и Писарро, храбрый, "велеумный" атаман Ермак Тимофеевич, как его называют сибирские летописи, из разбойников превратившийся в героя, которого слава никогда не изгладится из народной памяти.

Два важных обстоятельства помогли русской дружине Ермака при завоевании Сибирского ханства: с одной стороны, огнестрельное оружие и военная закалка; с другой – внутреннее состояние самого ханства, ослабленного междоусобиями и недовольством местных язычников против насильно вводимого Кучумом мусульманства. Сибирские шаманы с их идолами неохотно уступали место магометанским муллам. Но третья важная причина успеха – личность самого Ермака Тимофеевича, его неодолимое мужество, знание военного дела и железная сила характера. О последней ясно свидетельствует дисциплина, которую Ермак сумел водворить в своей дружине казаков, с их буйными нравами.

Отступление остатков дружин Ермака из Сибири

Гибель Ермака подтвердила, что он был главным двигателем всего предприятия. Когда весть о ней достигла города Сибири, оставшиеся казаки тотчас решили, что без Ермака, при своей малочисленности, не смогут держаться посреди ненадежных туземцев против Сибирских татар. Казаки и московские ратники, в числе не более полутораста человек, немедленно покинули город Сибирь с стрелецким главой Иваном Глуховым и Матвеем Мещеряком, единственным оставшимся из пяти атаманов; дальним северным путём по Иртышу и Оби они отправились обратно за Камень (Уральский хребет). Едва русские очистили Сибирь, как Кучум послал сына Алея занять свой стольный город. Но он недолго здесь удержался. Выше мы видели, что владевший Сибирью князь Тайбугина рода Едигер и брат его Бекбулат погибли в борьбе с Кучумом. Маленький сын Бекбулата, Сейдяк, нашёл убежище в Бухаре, вырос там и явился мстителем за отца и дядю. При помощи бухарцев и киргизов, Сейдяк победил Кучума, изгнал Алея из Сибири и сам завладел этим стольным городом.

Прибытие отряда Мансурова и упрочение русского покорения Сибири

Татарское царство в Сибири было восстановлено, и завоевание Ермака Тимофеевича казалось утраченным. Но русские уже изведали слабость, разноплеменность этого царства и его естественные богатства; они не замедлили вернуться.

Правительство Фёдора Ивановича отправляло в Сибирь один отряд за другим. Ещё не зная о гибели Ермака, московское правительство летом 1585 года послало ему на помощь воеводу Ивана Мансурова с сотней стрельцов и – что особенно важно – с пушкой. На этом походе с ним соединились пошедшие было назад за Урал остатки отрядов Ермака и атаман Мещеряк. Найдя город Сибирь уже занятым татарами, Мансуров проплыл мимо, спустился по Иртышу до впадения в Обь и построил здесь городок для зимовки.

На сей раз дело покорения пошло легче с помощью опыта и по проложенным Ермаком путям. Окрестные остяки попытались взять русский городок, но были отбиты. Тогда они принесли своего главного идола и начали творить ему жертвы, прося помощи против христиан. Русские навели на него свою пушку, и дерево вместе с идолом было разбито в щепы. Остяки в страхе рассеялись. Остяцкий князь Лугуй, который владел шестью городками по Оби, первый из местных владетелей отправился в Москву бить челом, чтобы государь принял его в число своих данников. С ним обошлись ласково и наложили на него дань в семь сороков соболей.

Основание Тобольска

Победы Ермака Тимофеевича не прошли даром. Вслед за Мансуровым прибыли в Сибирскую землю воеводы Сукин и Мясной и на реке Туре, на месте старого городка Чингия, построили крепость Тюмень и в ней воздвигли христианский храм. В следующем 1587 году, после прибытия новых подкреплений, голова Данила Чулков отправился из Тюмени далее, спустился по Тоболу до его устья и здесь на берегу Иртыша основал Тобольск; этот город сделался средоточием русских владений в Сибири, благодаря своему выгодному положению в узле сибирских рек. Продолжая дело Ермака Тимофеевича, московское правительство и здесь употребило обычную свою систему: распространять и упрочивать своё владычество постепенным построением крепостей. Сибирь, вопреки опасениям, не была утрачена для русских. Героизм горстки казаков Ермака открыл путь для великого российского расширения на восток – до самого Тихого океана./ sobor.by/ rushist.com

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить