Случайное фото

«ДЕРЖАВНАЯ»

Целый ряд обстоятельств, предшествовавших явлению иконы Божией Матери «Державной», связаны с Могилевым, в котором, как известно, находилась Царская Ставка. Город тот, следует заметить, был особый, «со смыслом». Кроме из­вестных событий февраля 1917 г. (переломных в истории Российской Империи), впоследствии он стал «осиным гнез­дом октябрьского переворота», «именно здесь была разромлена Ставка Верховного главнокомандующего и убит генерал Духонин». И вообще «многие важнейшие революционные события вершились на Могилевщине. Недаром знавший не понаслышке местную предгрозовую обстановку Ольмин­ский считал, что "...Могилев был в то время третьим (после Петрограда и Москвы) центром, решавшим исход револю­ции". Нельзя умалчивать о значительных красных силах, ко­пившихся в этом районе»443. И еврейских, прибавим мы, что в то время, впрочем, значило одно и то же. «В городе, — от­мечал генерал А. И. Спиридович, — почти не было интелли­генции. Вид толпы довольно серый, много евреев»444.

 

Ближайшая подруга Императрицы Александры Феодоровны, бывавшая в Ставке, позднее писала в своих мемуа­рах: «Среди неправды, интриг и злобы было, однако, и в Могилеве одно светлое местечко, куда я приносила свою больную душу и слезы. То был Братский монастырь. За вы­сокой каменной стеной на главной улице — одинокий бед­ный храм, где два-три монаха справляли службу, проводя жизнь в нищете и лишениях. Там находилась чудотвор­ная икона Могилевской Божией Матери, благой лик Ко­торой сиял в полумраке бедного каменного храма. Я каж­дый день урывала минутку, чтобы съездить приложиться к иконе. Услышав об иконе, Государыня также ездила раза два в монастырь. Был и Государь, но в нашем отсутствии. В одну из самых тяжелых минут душевной муки, когда мне казалась близка неминуемая катастрофа, помню, я отвезла Божией Матери свои бриллиантовые серьги»445.

Речь идет о Могилевской Братской иконе Божией Мате­ри, находившейся в Богоявленском Братском монастыре в Могилеве — в описываемое время первоклассной мужской необщежительной обители, основанной в 1633 году. Мона­стырь неоднократно подвергался опустошительным пожа­рам (в 1664, 1708, 1748, 1810 и 1850 гг.). Перед революцией в обители было два каменных храма (летний Богоявленский, с приделами Сошествия Святаго Духа, Рождества Богоро­дицы и преп. Феодосия Печерского, и зимний во имя св. Иоанна Богослова с приделом свт. Николая Чудотворца). Под управлением архимандрита было 37 человек братии.

С чудотворной иконой, пребывавшей в Богоявленском соборе обители, было связано чудесное избавление Моги­лева от осады его литовским гетманом князем Радзивиллом. В монастыре совершалось два крестных хода: 19 мар­та (вокруг ограды) и в день Преполовения (с 1842 г.) — на Днепр446. Возможно, один из этих крестных ходов был свя­зан с празднованием, установленным в честь чудотворного образа. К сожалению, сведения о нем нам так и не удалось обнаружить даже в самых подробных справочниках об ико­нах Божией Матери.

Между тем, как мы уже отмечали, посещение Государем монастыря и молитва Его перед Братской иконой связаны с особыми обстоятельствами, завершившимися чудесным явле­нием Державной иконы Божией Матери[1]. Наряду с Братской и Державной иконами в приводимых далее нами выписках из Дневника Государя и переписки Царственных Мучеников речь пойдет о двух других чудотворных образах: «Знамении» Царскосельской и Владимирской чудотворной иконе, приве­зенной в Ставку из Москвы перед праздником Пресвятой Тро­ицы 28 мая 1916 г. по настоянию Императрицы Александры Феодоровны и Великой Княгини Елизаветы Феодоровны[2].

6.9.1916(Императрица Государю из Царского Села): «Ико­на в монастыре, куда Я часто ездила (Он [Г. Е. Распутин] знает этот монастырь, много лет тому назад во время своих странствований по России Он там молился), по Его словам, творит великие чудеса, и ей суждено спасти Россию. Пой­ди же

[1] Впервые на эти обстоятельства обращено было нами внимание в кн.: Державная Правительница Земли Русской. Сост. С. В. Фомин. М. «Паломник». 1999. С. 48-49.

**«Сегодня, — писал Император Николай II Своей Дочери Вел. Княжне Татьяне Николаевне 28.5.1916, — прибыла из Москвы чудот­ворная икона Владимирской Божией Матери и в 5 ч. ее торжественно перенесут в нашу церковь».

 

туда как-нибудь, это так близко от дома — у Пречи­стой Девы такой дивный лик!»

28.9.1916 (Императрица Государю из Царского Села): «Здесь сейчас замечательный молодой, только что посвя­щенный епископ Мельхиседек[*], которого Питирим при­вез с Кавказа; — он теперь епископ Кронштадтский и т. д. Когда он служит, то церковь бывает битком набита — очень "возвышенный" — (это будущий митрополит); вообрази, он долго был настоятелем Братского монастыря в Могиле­ве и боготворит и страшно чтит тамошний чудотворный об­раз Богоматери, который Мы с Тобой постоянно посещаем. Прошу Тебя, Милый, поедем туда, возьми Меня и Бэби с Собой, Я беру с Собой лампадку, чтоб повесить ее перед об­разом, Я когда-то обещала это настоятелю. Мне в пятницу предстоит познакомиться с Мельх[иседеком] в ее [А. А. Вы­рубовой] доме, и Наш Друг будет там, — они говорят, что его беседа чудесна, она прекрасно действует, — он превос­ходно говорит и помогает душе на время подняться над зем­ными печалями, но Я хочу, чтоб и Ты был здесь, чтоб пере­жить это вместе со Мной».

Из дневника Государя (12.10.1916): «В 2 '/2 заехали в Брат­ский монастырь, поклонились иконе Богородицы и поеха­ли к старой Ставке».

Из дневника Государя (13.10.1916): «Прогулка была в тех же местах как вчера».

Из дневника Государя (16.11.1916): «Поехали на вчераш­нее место, откуда Я пошел с Дочерьми и Мордвиновым к Днепру и мимо церкви наверх лесом назад».

Из дневника Государя (17.11.1916): «Днем поехали туда же».

4.12.1916(Императрица Государю из Царского Села): «...Сон Нашего Друга так знаменателен! Милый, помолись у иконы Могилевской Божьей Матери — Ты там обретешь мир и крепость. Загляни туда после чая, перед приемом, — возьми туда Бэби с Собой — там так покойно, и Вы можете там поставить свечи. Пусть народ видит, что Ты — Царь-христианин, — не смущайся, — такой пример принесет пользу другим».

9.12.1916 (Императрица Государю из Царского Села): «Наш Друг говорит, "что пришла смута, которая должна была быть в России во время или после войны, и если Наш (Ты) не взял бы места Ник[олая] Ник[иколаевича], то летел бы с Престола теперь " Будь бодр: крикуны угомонятся — только распусти Думу поскорее на возможно более долгий срок — верь Мне [...] Отправься к любимой иконе, наберись там решимости и силы. Постоянно помни о сновидении Нашего Друга. Оно несьма, весьма знаменательно для Тебя и всех Нас».

Из дневника Государя (9.12.1916): «Едучи с Алексеем к ста­рой Ставке, остановились и зашли приложиться к здешней чудотворной иконе Божией Матери».

10.12.1916 (Император Государыне из Могилева): «Вче­ра, катаясь в любимом лесу Алексея[†] у старой Ставки, Мы вошли и минутку молились перед иконой Божьей Матери. Я доволен, что Мы это сделали, раз это было Твоим осо­бенным желанием».

12.12.1916 (Императрица Государю из Царского Села): «Я очень счастлива, что Ты съездил помолиться перед доро­гим образом, — там так покойно, — чувствуешь себя отре­шенным от всех треволнений в ту минуту, когда изливаешь свою душу и сердце в молитве, обращенной к Той, к Кото­рой столько людей приходит со всеми своими горестями».

Из дневника Государя (10.12.1916): «Снег шел целый день. [...] Прогулку сделал к арх[иерейскому] лесу. Сильно дул ве­тер, пока дошли до леса, снег залеплял глаза и правые уши. До обеда принял Трепова».

13.12.1916(Император Государыне из Могилева): «...Я одо­брил этот план [роспуска Думы 17 декабря], но взял с него [председателя Совета министров А. Ф. Трепова] торжествен­ное обещание держаться его и довести до конца. — Я нароч­но пошел помолиться перед иконой Божьей Матери до это­го разговора и после этого почувствовал успокоение».

Из дневника Государя (13.12.1916): «Прогулка была из­вестная к арх[иерейскому] лесу...»

Из дневника Государя (17.12.1916): «Прогулку сделали туда же в арх[иерейский] лес».

17.12.1916[‡] (Императрица Государю из Царского Села): «Сегодня днем более, чем когда-либо, буду думать о Тебе — да благословит Господь все Твои замыслы и планы! Наде­юсь, что Тебе удастся предварительно помолиться перед об­разом. Я заказала всенощную на дому».

13.2.1917— первое сновидение крестьянке Андриановой об иконе Божией Матери Державной в Коломенской Воз­несенской Церкви. В этот день в 1917 г. начался Великий пост. Накануне, 12 февраля, был праздник Иверской иконы Божией Матери — покровительницы России, чей Св. образ имеет особое эсхатологическое значение, будучи мистиче­ски связан с конечными судьбами Mipa.

22.2.1917(Императрица Государю из Царского Села): «Да хранят Тебя светлые ангелы. Христос да будет с Тобой, и Пречистая Дева да не оставит Тебя! Наш Друг [Г. Е. Распу­тин] поручил Нас Ее знамени. [...] Пожалуйста, съезди к об­разу Пречистой Девы, как только сможешь. Я так много мо­лилась за Тебя там».

25.2.1917 (Император Государыне из Могилева): «Сейчас в 2.30, перед тем, как отправиться на прогулку, Я загляну в монастырь и помолюсь за Тебя и за Них [Детей] Пречи­стой Деве».

25 февраля 1917 г. Государь записей в Свой дневник не про­изводил.

25.2.1917(Императрица Государю из Царского Села): «По­жалуйста, сходи на минуту к иконе Пречистой Девы и спо­койно помолись за Себя, чтоб прибавилось сил, за Наше большое и малое Семейство».

26.2.1917 (Императрица Государю из Царского Села): «Бог поможет — это, кажется, уже предел. Вера и упование! Так спокойно от сознания, что Ты был у этого дорогого образа».

26.2.1917 (Второе сновидение Евдокии Андриановой): Этот день был последним, когда законная власть контролирова­ла события; с этого же дня, по указу Государя, должна была прервать свои занятия Государственная дума (на следующий день она отказалась этому подчиниться).

26.2.1917 (Император Государыне из Могилева): «Я был вчера у образа Пречистой Девы и усердно молился за Тебя, Моя любовь, за милых Детей и за нашу страну, а также за Аню [Вырубову]. Скажи ей, что Я видел ее брошь, приколо­тую к иконе, и касался ее носом, когда прикладывался.

Вчера вечером был в церкви. Старуха, мать архиерея[§], благодарила за деньги, которые Мы пожертвовали. Сегодня утром [т. е. 26 февраля, в день второго сновидения Е. Андриано­вой! во время службы Я почувствовал мучительную боль в се­редине груди, продолжавшуюся '/4 часа. Я едва выстоял, и лоб Мой покрылся каплями пота. Я не понимаю, что это было, потому что сердцебиения у Меня не было, но потом оно по­явилось и прошло сразу, когда Я встал на колени перед [Вла­димирским чудотворным] образом Пречистой Девы».

2.3.1917 — обретение иконы Божией Матери, именуе­мой «Державная».

3.3.1917 (Императрица Государю из Царского Села): «У Нас был чудный молебен и акафист перед иконою Божией Матери [«Знамение» Царскосельской] [...] Поручила Их [Детей] и Тебя Ее святому попечению. Потом Ее пронесли через все комнаты [...] Все кругом черно, как ночь, но Бог над всем. Мы не знаем путей Его, ни того, как Он поможет,

но Он услышит все молитвы».

 


[*] Епископ Мелхиседек (Михаил Львович Паевский, 1878117.5.1931) — родился в с. Ватулино Вельского уезда Холмской губернии. Окончил Казанскую Духовную академию (1904). Архимандрит (1905). Ректор Тифлисской Духовной семинарии (1914). Поставлен во епископа Крон­штадтского, 4-го викария Петроградской епархии (8.10.1916). Царица- Мученица в письме Вырубовой 15.12.1917 из Тобольска интересовалась судьбой Владыки. Епископ Ладожский, викарий Петроградской епар­хии (17.6.1917). Епископ Минский и Туровский (с 1919). В июле 1923 г. провозглашен «митрополитом Минским и Белорусским», главой «ав­тономной Белорусской церкви». С января 1926 г. в григорианском рас­коле. В июне 1926 г. принес покаяние, сложив с себя титул «митропо­лита». С сент. 1928 г. — архиепископ Енисейский и Красноярский. 17 мая 1931 г. вызван в Москву и назначен членом Св. Синода. В тот же день скон­чался в храме у престола. — С. Ф.

[†] Речь идет об Архиерейском лесе, не раз упоминавшемся в днев­нике Государя.

[‡] В ночь с 16 на 17 декабря 1916 г. был, как известно, убит Г. Е. Распу­тин, о чем Государыня сообщает в том же письме.

[§] Епископа Мелхиседека. — С. Ф.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить