Случайное фото

День русской воинской славы.

     Описание: F:\иллюстрации\Беспанский С.И..jpg

                                                                       Сергей Беспанский - председатель

 поискового историко-патриотического

клуба "Виккру" 

                                                                                                                                                                          e-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

                               День русской воинской славы.

 

 
  Описание: F:\иллюстрации\8DA78166855746D77FE11AAD7524C7_h498_w598_m2_q90_cvzWguizb.jpgВ преддверии 100-летнего юбилея начала Великой Европейской войны 1914-1918гг.  возрастает интерес к событиям тех далёких лет. Мы привыкли по советской традиции считать «мужским» воинским днём « Защитника Отечества» 23 февраля, хотя в контексте Беларуси  1918 года он связан с принятием большевиками германского ультиматума и их согласия на немецкую оккупацию 23 белорусских поветов из 35-фактической сдачей белорусской земли врагу по Брест-Литовскому мирному договору. В Российской империи существовал свой День Героев-26 ноября (по новому стилю - 9 декабря) в день Святого Георгия Победоносца - небесного заступника русского воинства. Русскими в империи тогда считались православные великороссы, малороссы                                                    и белорусы.

У нас  принято относиться  к Первой мировой как  не нашей, не белорусской войне: суверенной Беларуси тогда не было и Западный («Западный», как его называли местные крестьяне) край Российской империи к российско-германскому кровавому противостоянию и «тутэйшаму»  населению имеет опосредованное отношение. Это глубокое заблуждение результат тотального забвения своей истории. Достаточно вспомнить 7-й гусарский Белорусский императора Александра I полк с 115- летней боевой  историей во славу русского оружия, 4-й гренадерский Несвижский генерал-фельдмаршала князя Барклая де Толли полктак же, как 25-й пехотный Смоленский генерала Раевского полк, 26-й могилёвский, 27-й пехотный Витебский  28-й пехотный Полоцкий полки,  7-й пехотной дивизии 5 армейского корпуса, лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, 54-й пехотный Минский Его Величества Царя Болгарского полк .Более 800 тысяч белорусов  были призваны и сражались на всех фронтах Первой мировой за Веру, Царя и Отечество. Десятки уроженцев белорусских губерний в генеральских погонах воевали в Русской Императорской армии. Двое из них командовали фронтами, девять – армиями, тринадцать – корпусами. Из тридцати шести генералов , отдавших жизнь за Родину в бою, уроженцами Беларуси были шестеро. Были и другие, разделившие трагедию  русского офицерства, например:

 

 

Бем Михаил Антонович, ген.-майор

 (20. 01. 1858 – 04. 03. 1917)

 Из дворян Гродненской губ. 

 Убит солдатами на параде войск в честь праздника «Свободы»,

в г. Пенза, Пензенского  уезда, Пензенской губ

                                   .                                                                                                                    

Бицютко Константин (Хасен) Яковлевич, ген.-лейтенант

 (26. 10. 1866 – 03. 05. 1916)

 Из дворян Минской губ.  Уроженец той же губ. Литовский ногаец. Смертельно ранен пулей в живот навылет, во время обхода позиций дивизии, у г. Свенцяны, Свенцянского уезда, Виленской губ.

 

 Будилович Антон Романович, ген.-майор

 (11. 02. 1859 – 21. 10. 1914)

 Уроженец Гродненской губ Смертельно ранен пулей в живот в бою, под крепостью Ивангород, Ново-Александрийского уезда, Люблинской губ. Умер от ран. Погребён на месте гибели. Перезахоронен 03. 12. 1914 на православном кладбище, в г. Седлец, Седлецкого уезда, Седлецкой губ

 

 Быльчинский Болеслав-Аврелиан Болеславович, ген.-майор

 (14. 09. 1867 – 25. 01. 1918)

 Из дворян Минской губ Убит большевиками в г. Киеве, Киевского уезда, Киевской губ. где и похоронен.

 

 Волковицкий Илья Ильдефонсович, ген.-лейтенант

 (05. 07. 1860 – 26. 01. 1918)

 Из дворян Гродненской губ. Расстрелян большевиками в г. Киеве, где и погребён.

 

 Кондратович Киприан Антонович, ген. от инфантерии

 (28. 04. 1859 – 31. 10. 1932)

 Из дворян Гродненской губ. Уроженец деревни Зиневичи, Лидского уезда, Виленской губ

 Автор труда: Плевна и гренадеры 27 ноября 1877 года – М., 1887.

 

 В 1884 – 1900 состоял воен. обозревателем в газете «Московские ведомости». В 1917 на съезде солдат-белорусов Западного фронта был избран в Центральную Белорусскую войсковую Раду. Занимался организацией белорусских вооружённых формирований. В окт. 1917 получил разрешение Ставки Верховного главкома на формирование белорусского корпуса. Но не успел из-за большевистского восстания. В февр. 1918 попал в германский плен. В марте т. г. был освобождён из плена. Пытался сформировать добровольческие части на территории Беларуси. Один из основателей армии Белорусской Народной Республики. В 1919, в составе делегации БНР, участвовал в Версальской международной конференции. Отступил 11. 10. 1920 в Литву, после польской оккупации Западной Белоруссии. Командовал белорусскими отрядами в Литве. В конце 1921 был уволен в отставку.

 Умер в своём имении под г. Гродно, Гродненского повета. Погребён на православном кладбище в г. Лиде, Лидского повета, Новогрудского воеводства (Польша; ныне Лидского р-на, Гродненской обл.; Беларусь). По завещанию был погребён в шинели, в которой был ранен в 1905. Могила сохранилась. В 1998 был перезахоронен внуком, у церкви Святого благоверного князя Александра Невского в посёлке город. типа Вороново, Вороновского р-на, Гродненской обл. В 2004 на его могиле был установлен новый памятник.

 

Лурье Михаил Васильевич, ген.-майор

 (03. 01. 1865 – 04. 06. 1916)

 Из личных дворян Могилёвской губ. Убит разрывом снаряда на командном пункте, в р-не села Доброноуц (провинция Галиция, Австро-Венгрия);

 

   Лечицкий Платон Алексеевич

(18(30).11.1856, Гродненская губерния, — 18.2.1923, Москва)

Русский генерал от инфантерии (1913). Родился в семье священника. Окончил Варшавское пехотное юнкерское училище (1879). Во время русско-японской войны 1904—05 командовал пехотным полком и за боевые отличия был произведён в генерал-майоры, в 1906 назначен начальником 1-й гвардейской пехотной дивизии, в 1908 — командиром корпуса, а в 1910 — командующим войсками Приамурского военного округа. В период 1-й мировой войны 1914—18 с августа 1914 командовал 9-й армией, которая во время наступления Юго-Западного фронта в 1916 одержала крупный успех, разбив 7-ю австро-венгерскую армию в Буковине. За боевые заслуги удостоился ордена Святого Георгия 3-й степени и Георгиевского оружия с бриллиантам. 1 марта 1917 назначен командующим войсками Западного фронта, но 7 мая по собственной просьбе уволен от должности. После Октябрьской социалистической революции служил в Красной Армии в качестве военспеца при штабе Петроградского военного округа, был обвинен в создании антисоветской организации и закончил дни в московской тюрьме в 1923-м.

 

Скалон Владимир Евстафьевич, ген.-майор

 (28. 11. 1872 – 29. 11. 1917)

 Из дворян Могилёвской губ Образование получил в Пажеском корпусе (по 1-му разряду, с занесением имени на мраморную доску) и Николаевской академии Генерального Штаба (1898, по 1-му разряду).

 В 1909 произвёл экспертизу плана развёртывания германской армии, который был с целью дезинформации подброшен германской разведкой.

Застрелился в первый день приезда советской делегации в г. Брест-Литовск для ведения сепаратных переговоров о мире.

 

 

     Семнадцать летчиков - уроженцев Беларуси были удостоены ордена Святого Георгия. Это полковник И. П. Степанов, подполковники С. А. Бойно-Родзевич и Н. А. Мульков, капитан И. И. Александрович, старший лейтенант С. А. Лишин, штабс-капитаны Н. А. Бафталовский, А. М. Констенчик, С. А. Лебедзь, Я. В. Окулич-Казарин, поручики Г. А. Борейша, В. А. Глинский, Б. И. Мейер, С. А. Ноздровский, Э. А. Рудович, К. Ф. Святогор, В. И. Стрижевский, лейтенант В. С. Наркович. Пятеро из них - Бойно-Родзевич, Лишин, Мейер, Мульков и Степанов - кроме ордена Святого Георгия были награждены также Георгиевским оружием.Описание: F:\иллюстрации\strizhv8.jpg

В список самых результативных  авиаторов-истребителей Великой Европейской войны входят и трое наших земляков. Это уроженец деревни Рубилки Минской губернии Иван Лойко (1892-1936г., сбил 10 самолетов), могилевчанин  - Кавалер полного Георгиевского креста Владимир Стрижевский (1894-1940г., сбил 9 самолетов) и уроженец деревни Дамбовка, что недалеко от Освеи, Донат Макиёнок (1890-1939г., сбил 9 самолетов).

 

 

 

Описание: F:\иллюстрации\георгий солд.jpg10 августа 1913 года Император Николай II утвердил новый Статут комплекса наград, которые официально стали называться Георгиевскими. В числе этих отличии был  солдатский крест четырех степеней, названный также Георгиевским. Нумерация новых наград должна была вестись заново, раздельно по каждой степени. Выдача особых крестов для нехристиан была прекращена, так как само название «Георгиевский» предполагало изображение на кресте Св. Георгия. Причём до 1916 награды делались из золота и серебра, после из жёлтого и белого металлов.

 Первым по времени заслужил Георгиевский крест 4-й степени приказной (ефрейтор) 3-го Донского казачьего Ермака Тимофеевича полка Козьма Крючков. Встретив с четырьмя рядовыми казаками вражеский разъезд из 22 немецких кавалеристов, он лично убил офицера и нескольких всадников, всего 11 врагов, получив при этом 16 ран. Уже 11 августа 1914 года он был награжден Георгиевским крестом 4-й ст. №5501. Позднее, в годы Гражданской войны, произведенный в офицеры Крючков (бывший к тому времени уже полным Георгиевским кавалером) сражался с большевиками в рядах Донской армии и погиб в бою летом 1919 года.

... Георгиевский крест 4-й степени № 1 . 20 сентября 1914 года Император Николай II лично вручил в Царском Селе рядовому 41-го пехотного Селенгинского Полка Петру Черному-Ковальчуку, захватившему в бою знамя австрийского гренадерского полка.

Георгиевский крест3-й степени №1 получил вахмистр-подпрапорщик Лейб-Гвардии Конного полка Ананий Рушпица

 крест 2-й степени №1 достался вахмистру-подпрапорщику Лейб-Гвардии Гусарского полка Егору Шестакову.

Крестом высшей степени с номером 1 был награжден фельдфебель-подпрапорщик 1-го пехотного Невского полка Никифор Климович Удалых. В середине августа 1914 года после неудачных боев в Восточной Пруссии полк отступил, а полковое знамя Никифор Удалых вынужден был зарыть при отходе. Через некоторое время Удалых вместе с поручиком того же полка Александром Ипатьевым отправились на занятую противником территорию, нашли знамя и доставили его к своим. При этом оба героя были обстреляны немцами и Игнатьев получил ранение. За этот подвиг Никифор Удалых был представлен сразу к Георгиевскому кресту 1-й степени и получил знак с порядковым номером «1», а поручик Александр Игнатьев стал кавалером 4-й ст. ордена Св. Георгия 

. Воин, получивший все четыре креста считался полным кавалером.

Полные кавалеры были двух степеней, тот солдат, который имел четыре креста всех степеней, но не имел 4-х медалей – назывался Кавалер полного Георгиевского креста, а солдат, который имел четыре креста и четыре медали назывался Кавалер полного Георгиевского банта. Это самое высокое звание. Крест и медаль не вручались в паре, каждый крест и каждая медаль вручались за отдельный подвиг это означало ,что солдат с риском для жизни на поле брани совершил 8 подвигов.

За годы войны более 30 тысяч солдат и унтер-офицеров стали полными Гергиевскими кавалерами, среди них также были и уроженцы белорусских губерний:

·         Описание: F:\иллюстрации\бондарь.jpgХрисанф Григорьевич Бондарь 

Уроженец Минской губернии, Игуменского уезда, Могилянской волости, деревни Костеши (1889г.), Полный георг.кавалер., Военная специальность – флотский комендор. С началом войны, пулеметные команды при Кавказской туземной конной дивизии («Дикая дивизия») формировались из моряков Балтийского флота. Хрисанф Григорьевич в качестве комендора пошел охотником (добровольцем) в отряд Балтийского флота при дивизии. Взвод, в котором служил Бондарь, с 2 пулеметами был прикомандирован к Дагестанскому конному полку.

·         Васильев Демьян Михайлович 

Полный георг.кавалер. Пехотные части. Из крестьян д. Котенева, Горской вол., Чаусского уезда, Могилёвской губ. На военную службу поступил рядовым в 99-й пех. Ивангородский полк. С 02.11.1915 г. прапорщик.; 

·          Вышников Кирилл Антонович

  Полный георг.кавалер. Пехотные части. 1880 г.р., м. Ветка Гомельского уезда, Могилёвской губ. На военной службе с 1902 г. в пехотном Лифляндском полку. Подпрапорщик сверхсрочной службы. За боевые отличия произведён в прапорщики. Убит 29.12.1914 г.

·         Говязо Семён Антонович

Полный георг.кавалер. Пехотные части. 1883 г.р., д. Вязки, Дерновической нол., Дрисенского уезда, Витебской губ. На военной службе с 1904 г., подпрапорщик 97-го пехотного Лифляндского полка. Умер от ран 16.11.1916 г.

·         Кортянович Владимир Иосифович

Полный георг.кавалер. Пехотные части. 1887г.р., м. Переброды Диснинского уезда, Виленской губ. На военной службе с 1908 г. подпрапорщик 97-го пехотного Лифляндского полка. Ранен 29.12.1914 г. осколком снаряда в левую часть лица.

Всего на сегодня известно около 35  белорусских полных Георгиевских кавалеров ,и это только начало: так как в среднем на губернию  их приходилось 50-70, но за столетие  по политическим мотивам свод своих героев для белорусского пантеона так и не был создан .А такими бойцами гордилась бы любая армия мира. Общероссийского архивного списка полных Георгиевских кавалеров  тоже  не существует. Поэтому приходится по крохам собирать данные по семейным архивам для создания в будущем белорусского музея Великой Европейской войны для достойного увековечения памяти наших предков.

    По воспоминаниям  царского офицера А.В. Марыняка орденский праздник, отмечавшийся 26 ноября по старому стилю, был не только праздником всего русского воинства, но и подлинно национальным торжеством. Первые праздники проходили в Зимнем Дворце. Но постепенно они распространяются по всей России и становятся праздником всех частей, награжденных за боевые отличия георгиевскими знаменами и штандартами, георгиевскими трубами и георгиевскими петлицами, и всех офицеров и нижних чинов, заслуживших по статуту Орден св. Георгия, Золотое (Георгиевское) оружие и солдатские Георгиевские кресты (знаки отличия Военного Ордена). Во всех гарнизонах, как столичных, так и провинциальных день этот отмечался парадами, на которые выносились георгиевские знамена, штандарты и украшенные георгиевскими лентами серебряные трубы.
«Особенно торжественно, практически всегда в  присутствии императора, отмечался Георгиевский праздник в столице Империи – Санкт-Петербурге. Георгиевские знамена и штандарты, сопровождаемые знаменными ротами пехотных и штандартными взводами кавалерийских полков, относились в Зимний дворец, где происходил парад, которым командовал один из высших военных

Полковой знак Л Гв Литовского полка     

 

начальников, имевший орден св. Георгия, и который принимал Верховный Вождь армии. До 1906 года этими парадами командовал Великий князь Владимир Александрович, награжденный за русско-турецкую войну 1877 – 1878 гг. Орденом св. Георгия 3-й степени, а Описание: F:\иллюстрации\Л-гв Литовский полк знак.jpgпосле 1906 года – Великий князь Николай Николаевич, имевший за ту же войну Орден 4-й степени. На параде и Высочайшем выходе в Зимнем дворце присутствовали все генералы, штаб и обер-офицеры, имевшие Орден св. Георгия, Золотое Оружие и Знак отличия Военного Ордена и нижние чины – Георгиевские кавалеры – частей петербургского, петергофского, царскосельского и гатчинского гарнизонов. Офицеры приглашались особыми пригласительными билетами гофмаршальской части, а нижние чины находились в строю своих знаменных рот и штандартных взводов.
Один из постоянных участников праздников в С.-Петербурге в начале ХХ в., офицер Лейб-Гвардии Конно-Гренадерского полка Н.    Воронович вспоминал в эмиграции:
«Прибывшие во дворец офицеры собирались в Исторической галерее 1812 года, куда выходил Царь, обходивший кавалеров и подававший каждому из них руку. На правом фланге кавалеров ордена св. Георгия становился, опиравшийся на палку, старейший георгиевский кавалер в русской армии инженер-генерал Рерберг. А на правом фланге офицеров, имевших знак отличия военного ордена – командир л.-гв. Драгунского полка граф Ф.А. Келлер, бывший ординарец Скобелева, награжденный крестами 3-й и 4-й степени.
После обхода Царем "именинников", офицеры под звуки преображенского марша, попарно шли в Георгиевский зал, где войска отдавали им честь. За кавалерами шел Государь. Из дворцовой церкви к поставленному по середине зала аналою выходило духовенство во главе с петербургским митрополитом. После молебна и окропления знамен, войска проходили перед Царем церемониальным маршем.
На этом оканчивалась первая часть торжества. Генералы и офицеры получали приглашение явиться к 7 часам вечера в Зимний дворец на парадный обед, а нижние чины тотчас после парада собирались в Народном Доме Императора Николая Второго. В огромном зале Народного Дома накрывался белоснежными скатертями длинный ряд столов, на которых ставились тарелки и кружки с изображениями государственного герба, георгиевского креста и вензеля Императора. Перед столами собиралось до 2.000 георгиевских кавалеров: седобородых дворцовых гренадер в исторических кафтанах и медвежьих шапках, ветеранов турецких войн в сюртуках Измайловской богадельни и съезжавшихся со всех концов России отставных нижних чинов. На георгиевский обед в Народном Доме могли приезжать из провинции все желающие кавалеры знака отличия военного ордена, и уездные воинские начальники были обязаны выдавать им "литеры А" для бесплатного проезда по железным дорогам. Немногие из них были в военной форме, большинство в пиджаках и поддевках, но на груди каждого сверкали георгиевские кресты и медали в память тех войн, в которых они участвовали. Приезжавший в Народный Дом Государь здоровался с кавалерами и выпивал за их здоровье чарку водки, после чего приглашал своих гостей отведать его хлеба-соли. После отъезда Царя начинался пир. Кавалеров обносили водкой, а на столе стояли жбаны с квасом, пивом и медом. Обед состоял из кулебяки, щей, жареного и сладкого пирога. А после обеда, по издавна установившемуся обычаю, каждый кавалер завязывал в салфетку свой прибор – тарелку и кружку, – унося его на память о царском обеде.
В седьмом часу в Зимний дворец съезжались приглашенные к царскому столу генералы и офицеры. Кроме георгиевских кавалеров, никто из сановников и придворных к высочайшему столу в этот день не приглашался. Перед каждым прибором лежало художественное меню , карточки с чином и фамилией приглашенного. Государь занимал место за одним из круглых столов, накрытых на шесть персон каждый. Во время обеда Царь оживленно разговаривал с сидевшими за его столом кавалерами, а когда по бокалам разливалось шампанское, вставал и пил за здоровье присутствующих.
После обеда гости переходили в соседнюю гостиную, куда подавались кофе и где Государь еще раз обходил георгиевских кавалеров, прощаясь с ними.
. Ни в одной иностранной армии не было подобных праздников. За границей все военные торжества являются строго официальными. Наши же георгиевские праздники, несмотря на их парадную сторону, отличались народным характером и истинно демократической простотой. Не только столица, где каждый петербуржец считал своим долгом выйти 26 ноября на Невский проспект или Дворцовую площадь полюбоваться знаменными ротами гвардейских полков и приветствовать по окончании обеда в Народном Доме выходивших из него кавалеров, но и в провинциальных городах и деревнях соседи и односельчане поздравляли и угощали своих георгиевских кавалеров».
    Отмечался праздник и в годы Первой мировой войны, причем даже в самых отдаленных уголках Империи.
Разумеется, праздник, по возможности широко, отмечался и в частях находящихся на фронте. Основные же торжества перенеслись из Петербурга в Ставку Верховного Главнокомандующего, Могилев.Там Государь принимал делегации георгиевских кавалеров. Николай II записал в своем дневнике в 1916 г.:
Описание: D:\Documents and Settings\Admin\Local Settings\Temporary Internet Files\Content.Word\Ник2 в Могилёве.jpg «26-го ноября. Георгиевский праздник.
Сильная оттепель продолжалась. К 10 час. на площадке перед домом построились: офицеры — Георгиевские кавалеры по одному от корпуса и подпрапорщики по два от каждого корпуса, новый батальон для Ставки из Георг. кав. и из раненых, взводы от Свод. п. и Конвоя, жандармов и полиции. После молебна и церемон. марша пошел к докладу. В 12 час. начался обед всем нижним чинам в здании окруж. Суда(ныне областной краеведческий музей С.Б.), а в 12 1/2 завтрак Георгиевск. кавалерам в городской думе. Приятно было видеть столько молодых героев вместе. В двух залах поместилось 170 чел. Поговорил с каждым. Вернулся к себе в 3 часа».
9 человек опоздавших нижних чинов были приняты Императором на следующий день.
В 1917 году, впервые почти за полтора века существования Ордена Св. Георгия, Орденский праздник не отмечался. Но уже в следующем году он вернулся к русскому воинству. Приказ Верховного Правителя и Верховного Главнокомандующего всеми сухопутными и морскими вооруженными силами России Адмирала Колчака за № 55 гласил:
«Приказываю: восстановить день празднования Св. Великомученика и Победоносца Георгия, 26 ноября ст.ст., считать этот день праздником всей Русской Армии, доблестные представители которой высокими подвигами, храбростью и мужеством запечатлели свою любовь и преданность нашей великой Родине на полях брани, день сей торжественно праздновать ежегодно во всех воинских частях и командах».
Вместе с русским воинством Георгиевский праздник ушел на чужбину, где до сих пор ежегодно отмечается уже потомками русских офицеров..

Полковой знак 26-го могилёвского пехотного полка

В Советской России же, посиделки Георгиевских кавалеров, служивших в РККА, в день Орденского праздника стали лишь поводом для внимания к ним со стороны чекистов. Внимания, приведшего большинство из бывших офицеров в тюремные застенки и расстрельные подвалы…»

Автор с признательностью примет данные о полных Георгиевских кавалерах-белорусах.

 

Литература:

1                    "Георгиевский архив", Часть 1, Часть 2 и Часть 3, Екатеринбург,2004 г.

2                     Дуров В.А.Русские награды XVIII - начала XX века ,Москва,Просвещение,2008г.

3                     Дуров В. А. Георгиевский крест в годы Первой мировой войны. ("Военная быль" № 4, 1993 г. )

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить